Михаил Коробко (lugerovski) wrote in derevnya_msk,
Михаил Коробко
lugerovski
derevnya_msk

Красное

Текст дается в основном по статье: Коробко М.Ю. Красный – значит красивый// Южные горизонты. 2001. № 3. С. 10, но с определенными изменениями, накопившимися после ее выхода.

"Восточнее Узкого и Ясенева находилась граничившая с Коньковым-Троицким усадьба Красное. Скорее всего этот топоним имеет антропонимический характер, т.е. возник не от характера местности, а от от прозвища кого-то из первых ее владельцев, поэтому его поздние интерпретации Красново, Красково или Красный став мало существены. Возможно основателем Красного был князь Иван II Иванович Красный (1326-1359), ставший великим князем Московским в 1354 г. . В 1353 г. он присвоил себе находившееся недалеко от Красного Ясенево, принадлежавшее его младшему брату Андрею и таким образом, оказался связан с этой местностью. Первоначально Красное могло являться одной из принадлежавших к Ясеневу деревень...."

Восточнее Узкого и Ясенева находилась граничившая с Коньковым-Троицким усадьба Красное. Скорее всего этот топоним имеет антропонимический характер, т.е. возник не от характера местности, а от от прозвища кого-то из первых ее владельцев, поэтому его поздние интерпретации Красново, Красково или Красный став мало существены. Возможно основателем Красного был князь Иван II Иванович Красный (1326-1359), ставший великим князем Московским в 1354 г. В 1353 г. он присвоил себе находившееся недалеко от Красного Ясенево, принадлежавшее его младшему брату Андрею и таким образом, оказался связан с этой местностью. Первоначально Красное могло являться одной из принадлежавших к Ясеневу деревень
В конце XVI в. - начале XVII вв. Красное было поместьем Петра Микулина (ум. не ранее 1625 г.) крупного чиновника и землевладельца, ставшего дьяком Приказа Большого Двора . Так помимо подмосковного Красного у него были ржевское, нижегородское и арзамасское поместья. В Смутное время Красное было разорено и превратилось в пустошь, которую между 1625 и 1627 гг. унаследовали сыновья П.Микулина Лука и Яков Петровичи Микулины .
К 1646 г. Красное уже превратилось из пустоши в сельцо. Так называлось обычно только тот населенный пункт, в котором не было церкви, но существовала помещичья усадьба. Тогда владельцем Красного был дворянин Тимофей Федорович Караулов , впоследствии ставший касимовским воеводой. В 1670 г. при приближении “воровских людей” С.Т.Разина Т.Ф.Караулов бросил г. Касимов, бежав во владения касимовского царевича Василия Арслановича: “…Писала ко мне, холопу твоему, ис Касимова к Арзамасу касимовская царица Фатьма Сантал Сеитова с касимовским с Магметом Сеит Шекуловым с товарыщи. – Воровские де, государь, люди объявились в Кадомском и в Темниковском и в Шатцком уездах. И касимовский де воевода Тимофей Караулов, услыша про воровских людей, привез к ней на двор пушки и зелейную казну, потому что де, государь в Касимове городе и острогу нет. И после того в ночи ис Касимова Тимофей Караулов бежал неведомо куды” .
В переписной книге Ратуева стана Московского уезда под 1678 г. упоминается следуюший владелец Красного - казначей царя Федора Алексеевича  Иван Богданович Камынин (1615168?), в свое время построивший город Симбирск и симбирские подгородные слободы . Старинный дворянский род Камыниных, имел татарское происхождение. Их предок Бунгадал выехал из Золотой Орды на службу к великому князю Московскому Василию Ивановичу и при крещении был назван Даниилом Камыниным. В Подмосковье Камыниным принадлежало по крайней мере еще одно имение  известное сельцо Захарово, впоследствии связанное с детскими годами А.С.Пушкина. Ныне оно находится в одном из самых престижных районов Московской области  Одинцовском.
Можно с достаточно большой долей уверенности предположить, что после смерти И.Б.Камынина в начале 1680-х гг. Красное разделило судьбу Захарова, перейдя сначала к его вдове Федоре Ивановне, а затем к ее сестре  княгине Авдотье Ивановне Урусовой, сын которой, князь Александр Яковлевич Урусов, впоследствии морской офицер, владел Красным в самом конце XVII в. В 1709 г. при нем в Красном сущестовала усадьба - двор вотчинников» с 14 «деловыми» людьми, из которых один был - садовником, что позволяет предположить попытку разбивки сада или садов и 5 крестьянских дворов с 10 душами мужского пола, а само «сельцо Красное на пруде, едучи с Москвы по правую сторону Болшие Серпуховские дороги» .
В свою очередь, Красное и Захарово со временем достались сыну предыдущего владельца князю Александру Александровичу Урусову (1730?), записанному в гвардию в 1742 г. Под конец жизни он стал генерал-майором и вышел в отставку в 1773 г.  биография вполне обычная для служащего дворянина XVIII в. Необычным в ней было то, что князь стал почетным членом Академии наук, и был известным в то время коллекционером. Свою библиотеку и коллекцию он принес в дар Московскому университету .
Захарово А.А.Урусов продал в 1757 г. своему сослуживцу по гвардии капралу лейб-гвардии Семеновского полка Дмитрию Петровичу Савелову Большому, а Красное сохранил за собой. Сохранилось его описание, относящееся ко времени А.А.Урусова: "На суходоле при большой Серпуховской дороге дом господский деревянный с плодовитым садом, земля глинистая, хлеб средственный, покосы хороши, лес дровяной, крестьяне на пашне" т.е. на барщине.
А.А.Урусов владел Красным до самой смерти, точная дата которой не отмечена родословными. Князь не имел детей, поэтому имение унаследовала его троюродная сестра княжна Ирина Григорьевна Урусова (ум. в 1796 г. ), вышедшая замуж за другого князя Алексея Ивановича Гагарина . Следующим владельцем Красного стал их сын князь Иван Алексеевич Гагарин (17711832), впоследствии действительный статский советник, имевший придворное звание шталмейстера . При нем в усадьбе помимо господского дома и сада существовали оранжерея и, как негогда в Ясеневе, нехарактерная для Подмосковья ветряная мельница .
"Как постоянный член репертуарного комитета театров, он [И.А.Гагарин  М.К.] с тем большим усердием относился к своим обязанностям, чем легче они совмещались с фривольными паузами в кулисах. Особенно он тяготел к молодым актрисам. У них, несмотря на свою некрасивость и старомодную чопорность, чуть смешную, он пользовался ответным расположением. Жуирство он почитал своим долгом и предавался ему открыто, без лицемерного ханжества или утайки. Привычное волокитство не сделало его циником и не убило любви к прекрасному" ,  писала о И.А.Гагарине современная исследовательница Р.М.Беньяш.
Князь был женат на Елизавете Ивановне Балабиной (17731803) от которой у него было шесть сыновей. Старший из них  Павел (1798-186?)  впоследствии был антрепренером, создавшим театры в Одессе и Киеве.
Ранняя смерть жены побудила И.А.Гагарина лишь чаще наведываться в столь любимые ему театральные уборные хорошеньких актрис. Там он и встретил юную Екатерину Семеновну Семенову (17861849), ставшую его постоянной подругой. Семенова была красива и талантлива и эти качества в сочетании с княжеским покровительством сделали ее первой актрисой Петербурга. А.С.Пушкин неоднократно видел Семенову на сцене, пытался за ней ухаживать, но успеха не имел. Впоследствии двусмысленное положение Е.С.Семеновой закончилось, она официально обвенчалась с И.А.Гагариным и даже стала владелицей усадьбы Богородское-Воронино, расположенной западнее Конькова-Сергиевского. Задолго до того, в 1808 г., И.А.Гагарин продал Красное отставному бригадиру Николаю Александровичу Дурасову (1760-1818) , известному московскому богачу и хлебосолу, более известному в качестве владельца известной подмосковной усадьбы Люблино, ныне находящейся на территории соседнего ЮгоВосточного округа столицы.
От матери, Степаниды Ивановны, урожденной Мясниковой, он получил в наследство огромное состояние, дававшее ему возможность жить так, как хотелось, потакая всем свои прихотям. За это и Н.А.Дурасов, и его ближайшие родственники  Мельгуновы и Козицкие получили прозвище “евангельских богачей”. С ними находились в родстве владельцы Ясенева князья Белосельские-Белозерские, графы Толстые, не имевшие титула Бекетовы, Бибиковы, Пашковы, и другие дворянские фамилии, которым также достались средства известных сибирских купцов Мясниковых (Твердышевых) .
Для Н.А.Дурасова гостеприимство не являлось удовлетворением тщеславия или каких-нибудь побочных целей, а являлось свойством добродушной натуры, удобным применением щедрости и выполнением желания – сделать всем и каждому приятное. Вся московская знать запросто посещала знаменитые дурасовские обеды в Люблине . Писатель Михаил Александрович Дмитриев в своих воспоминаниях отметил, что Н.А.Дурасов “…с надменной уверенностью позволял себе иногда нестерпимые выходки, хвастовство и глупые шутки, которым и хохотал. Он хвастал богатством, презирая всякий ум и всякие талант и ученость, унижал их с какимто глупым наслаждением. […] и был до эпохи французов, все изменившей, необходимым лицом общества, при тогдашней его жизни и тогдашних его потребностях” .
Во время Отечественной войны 1812 г. Красное значительно пострадало. Французские войска, обследовавшие окрестности города, в поисках провианта вывезли все съестное, которое нашли и угнали скот. В отчете о нанесенном ущербе зафиксировано, что в Красном "разграблено неприятелем ржи 200 четвертей, ярового 275, сена 790 пуд[ов], лошадей 10, коров 12, овец 30" . Тот же источник сообщает, что в Красном тогда проживало 42 мужчины. Так как Московское дворянство решило ставить в сформированное в 1812 году ополчение одного воина от каждых, принадлежавших помещику десяти крестьян, то от сельца Красного в Московское ополчение тогда поступили четверо ратников в полном обмундировании .
В 1816 г. Н.А.Дурасов продал Красное, еще не залечившее раны Отечественной войны, своему родственнику  Егору Александровичу Дурасову (17811847), впоследствии ставшему московским губернатором и сенатором. Новый владелец не счел необходимым требовать от государства помощи, которой, однако, не гнушались, даже самые богатые помещики. После окончания войны тем землевладельцам, чьи имения пострадали в ходе военных действий или были разграблены, выплачивалось пособие, на которое они должны были первое время содержать своих крепостных. Из "Ведомости о имениях сгоревших и разграбленных, требующих пособия" следует, что количество жителей в сельце осталось прежним, но положение этого населенного пункта оставалось довольно бедственным: " Крестьянских домов 15ть не сожжено. У крестьян имение все разграблено. Крестьяне живут в своих домах.  Озимой хлеб выбит, а ярового нет. Вспомоществования [владелец  М.К.] не требует" .
Е.А.Дурасов был первым из хозяев Красного, который проявил интерес к истории имения. По его заказу журналист Михаил Николаевич Макаров (17851847) написал статью "Ясенье или Ясенево и Красный став или Красное. Подмосковные вотчины близ Серпуховки", опубликованную в 1842 году в "прибавлении" к газете Московские губернские ведомости. В то время издание подобных материалов было еще редкостью. "К числу древнейших пустошей я причитаю и селение Красное, принадлежавшее ныне, как выше упомянул г[осподину] Дурасову" ,  писал М.Н.Макаров. К сожалению, этот автор, бывший по определению литературоведа А.Н.Пыпина скорее фантазером и путаником, чем сознательным мистификатором, анализируя документы, перепутал Красное с Красным селом находившимся на северовостоке Москвы.
В середине XIX в. Красное перешло к жене офицера Любови Ильиничне Житковой (18321851), по-видимому, оно было ее приданым . После смерти Л.И.Житковой имение унаследовали ее муж Алексей Николаевич Житков (18121872) и новорожденная дочь Елизавета (1851?). Ей по закону о наследовании стала принадлежать большая часть Красного .
А.Н.Житков вышел в отставку в чине полковника. Во время проведения крестьянской реформы он был мировым посредником, то есть официальным лицом, улаживающем споры между помещиками и их бывшими крестьянами, получившими статус временнообязанных. А.Н.Житков участвовал в проведении реформы в соседних имениях, в том числе в Узком. Тогда оно принадлежало генералмайору графу В.П.Толстому .
По уставной грамоте, составленной в 1863 г. 48 домохозяев Красного получили земельный надел, поделенный ими в пропорции 2,4 десятины на каждого. Им досталась та же территория. Которой они пользовались и до реформы . Однако теперь она стала собственностью крестьян, которые, по-видимому, и построили для себя небольшую часовню .
Дочь А.И.Житкова, Елизавета Александровна, выйдя замуж, превратилась в полковницу Кушнереву. В 1871 г. она получила от отца в подарок принадлежавшую ему часть имения и таким образом стала единственной владелицей Красного, усадьба которого состояла уже из четырех зданий .
В начале ХХ в. Красное, согласно справочнику 1913 г. принадлежало некой Ананьиной . После Октябрьского переворота ее бывшее имение национализировали. На этих землях впоследствии был образован совхоз "Красный маяк". Таким образом название усадьбы получило новую "революционную " интерпретацию. Часть усадебных построек была разобрана, остальные использовал совхоз. За ненадобностью была уничтожена и часовня.
На "крестьянской" части Красного был создан колхоз, получивший ее название. Местная газета "В бой за коллективизацию" в 1931 г. называет его среди вновь созданных колхозов, который входил в первую, то есть лучшую их группу. Коллективизацией в Красном было охвачено девяносто процентов хозяйств, то есть в отличие от остальных населенных пунктов, она приближалась к сплошной . Другое дело какими методами этого удалось добиться…
После начала Великой Отечественной войны по линии УзкоеКрасное был сооружен один из рубежей Московской оборонительной зоны . Остатки этого рубежа частично сохранились до настоящего времени.
После войны территория бывшей усадьбы. застроенная новыми совхозными зданиями получила статус поселка, названного также как и совхоз  Красный Маяк. Новое строительство в нем не прекратилось даже после того включения совхозных угодий в черту Москвы. Так в 1962 г. был сооружен дом культуры "Красный маяк", существующий и теперь. Но массового жилищного строительства ни в Красном маяке, ни в Красном, ни в их окрестностях тогда еще не было. До 1960-х гг. по соседству был рсквартирован авиаполк. Одна из его радарных установок стояла достаточно далеко от усадьбы в районе современной ул. Рокотова (ныне район «Ясенево») .
Здания совхоза, некоторое время используемые строителями, были снесены в 19741978 гг. На их месте проходит улица Красного Маяка, в названии которой сохранилась память о сельце Красном и совхозе, здания которого находились рядом в самом конце этой улицы рядом с Битцевской аллеей. Один из ее жителей художник Н.В.Синицын, еще до застройки этой местности создал большой цикл гравюр и акварелей под названием "Красный Маяк" .
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments